Я очень люблю леса и озера. Именно озера – реки неприятны мне своей длинной.
Но, стоит мне выбраться на берег озера и закрыть глаза, я вижу только одно – дорога, осенняя, и ли весення распутица, на обочинах - кучи из осколков шлакобетона. У меня в руках лопата, я кидаю шлак на дорогу. Дороге от этого не жарко и не холодно – она все такая же жидкая и разъезженная. Иногда мимо меня проезжают фуры и лесовозы, полные бревен, и я закрываюсь лопатой от брызг, летящих из-под их колес. Скорее, чисто символически закрываюсь, дабы показать, что я тоже человек и что со мной неплохо бы считаться. Я удивляюсь, как тонны щебня и шлака, которые я вложил в дорогу, бесследно тонут, а фуры – нет. Наверное, это из-за скорости. Они так быстро едут, что не успевают погрузиться. А может быть, тонут где-то в другом месте. Один раз я представил, как фура остановилась, и из нее вышел водитель. Он начал материться и пинать колесо. Потом обернулся, увидел меня и попросил закурить.
Пока мы курили, фура не утонула, и моя теория умерла, не открывая глаз.
*
Если все время бросать грунт в аквариум, когда-нибудь он наполнится доверху, и рыбы выпрыгнут через бортики, чтобы задохнуться. Но аквариум мира Дороги, укрытый моими сомкнутыми ресницами, не наполняется никогда, здесь мои усилия недействительны. Это может поисходить из-за отсутствия рыб –их нет, и некому желать умереть на грязной обочине. Временами, останавливаясь отдохнуть, я предполагаю в Дороге существ, которые питаются бетоном, перерабатывая его в дорожную грязь и не хотят покончить с собой, но такие фантазии могут увести далеко, и я их не продолжаю.
Однажды я решил грузить покрытие вместо шлака пушечными ядрами – уж от них-то, что-нибудь да останется. Ядра не тонули. Я увлекся и кидал ядра, хоть это было очень трудно потому, что одно ядро весит, как три лопаты шлака. Я насыпал изрядное количество ядер, но тут подрулил лесовоз, из него вылез водитель и стал, матерясь, убирать мои ядра с дороги, чтобы проехать. На меня он не обращал внимания.
Я попросил закурить. Пока мы курили, ядра куда-то уплыли.
- Почему ядра плавают? – спросил водитель лесовоза. – Они же тяжелые.
- Не знаю, - ответил я. – Парадокс ядерной физики.
Я знал, что во всем виновата Дорога, просто не хотел его пугать.

*
Иногда, соскребая летящее на меня из-под колес, я рассматриваю это и не вижу ничего, что объяснило бы мне загадочные свойства дорожной жижи. Наверное, не вижу от того, что в мире Дороги не бывает ночей, и я никогда не отдыхаю.
Недавно я заметил, что проезжающие мимо меня люди начали кивать мне, как будто знали меня, когда я еще сидел на берегу озера. Присмотревшись, и я начал их вспоминать. Раз, самый молодой, наверно, соскучившись, спустился ко мне покурить.
- Двадцать шестой круг иду, – похвастался он.
Я задумался. Я не помнил, сколько мне куч. Что-то около тридцати…
- Мне тридцать две кучи, - сказал я. – А тебе – двадцать шесть кругов. Я старше, но ты, несомненно, видел в своей жизни больше меня.
- Несомненно, - согласился он. – Там, дальше, есть леса и озера. Ты любишь леса и озера?
- Я сейчас на берегу озера, - ответил я. – Просто закрыл глаза и представил себе Дорогу.
Он похлопал меня по плечу.
- Ну конечно, - засмеялся, покачал головой и полез в кабину. Что-то в его ответе мне не понравилось, но я решил не забивать себе голову чушью, а продолжать работать. Через кучу он появился снова, спросил, как дела. Я попросил его привезти мне сигарет и пушечных ядер.
- Ты все еще на берегу озера? – спросил он напоследок.
- Да, - ответил я. – Просто еще не открыл глаза. Уснул, наверное.
- Да… - протянул он. – А новую книжку читал?
- О чем?
- О том, что на самом деле мы все не на берегу озера, а сидим с закрытыми глазами в лесу.
- Я допускаю, что на моем берегу вырос лес. Почему бы и нет? Мы же долго сидим.
- Действительно, - согласился он. – Только никому не говори, а то мало ли что. Ты же не хочешь менее престижной работы?
- Нет, - сказал я. – Я просто открою глаза…
- Мне будет тебя не хватать, - сказал он. – Ты уже собрал деньги на гроб?
- Какой гроб! – разозлился я. – Я сижу на берегу с закрытыми глазами!!! Я их открою, и обойдусь без гроба!!! Домой поеду!!!
- Ладно-ладно, - снова похлопал он меня по плечу. – Поедешь домой…
Я подумал, что он считает меня психом, обиделся и открыл глаза.
Взгляд ушел в холодное небо, под которым плескалось знакомое озеро. Я лежал и смотрел на них, убеждая себя, что могу сколько угодно представлять дорогу, пока не накоплю на гроб, но радости это не принесло, потому что дороги я все же совсем не люблю.

(2002)